Москва и регионы РФ

ежедневно 9.00-19.00
info2@archistone-msk.ru

Москва и регионы РФ

ежедневно 9.00-19.00

Интервью с Дмитрием Бархиным

17 Июня 2019

В преддверии Международного Дня Архитектора мы поинтересовались у Дмитрия Бархина его видением перспектив развития архитектуры в России, об источниках его идей и вдохновения, и о том как он создавал архитектурный шедевр на выставке MosBuild 2010.

Бархин Дмитрий Борисович

Главный архитектор института
"МОСГИПРОТРАНС"
Генеральный директор ООО
"Отраслевой Центр Технического Творчества"
Обратная связь:
тел:8-916-519-57-63
e-mail: dmitriy_barkhin@mail.ru

Окончил МАРХИ в 1973 году, работал под руководством Д.И.Бурдина, Ю.Р.Рабаева и В.Г.Тальковского над проектированием Комплекса Международных банков на проспекте Сахарова, а также над гостиницей «Президент-отель». Затем под руководством М.В.Посохина и В.С.Кубасова выполнял работу по интерьерам Первой очереди Центра Международной Торговли, а потом с В.С.Кубасовым сделал Вторую очередь ЦМТ. Член Союза архитекторов с 1980 года.

В современной стилистике спроектировал административное здание «Гипротрубопровода», «Яуза- Тауэр» и комплекс «Ривер-Сайт», с элементами историзма – торгово-развлекательный центр «Ереван-плаза», в неоклассике – первенца неоклассики в Москве – здание банка на Новинском бульваре, в те же годы спроектировал – здание сбербанка на Б.Якиманке, здание «Интеррос», жилой комплекс в Погорельском переулке, здание представительства «Евросоюза» на Кадашевской набережной.

В последние годы сделал несколько реконструкций в классике или с элементами классики, это здание: «Туполе – Плаза -1», «Туполев – Плаза – 2», «Верейская – Плаза» - первая и вторая очередь (входной портик), контрольно-пропускные пункты – башни в стиле неоготики и фонтан – там же, комплекс зданий - «Бейкер – плаза», здание на Каланчевской ул. Спроектировал и построил несколько особняков, в этом году закончен загородный особняк в классике в поселке «Флоранс».


Уважаемый Дмитрий Борисович!
Разрешите поздравить Вас с Международным Днем Архитектуры и задать Вам несколько вопросов:
Что для Вас архитектура? Как вы относитесь к широко известному среди архитекторов выражению: «в классической архитектуре уже все придумано до нас!» и откуда Вы черпаете новые идеи?

- Ответить кратко очень трудно. Помимо профессиональной деятельности, архитектура для меня – источник наслаждения и вдохновения, как музыка или поэзия, … как любовь! Когда я вижу прекрасную архитектуру, я получаю наслаждение очень близкое тому чувству, которое я испытываю, слушая музыку, но от прослушивания музыки и от прочтения великолепного стихотворения, я чаще готов зарыдать. Поэтому я езжу смотреть архитектуру не только для получения знаний и углубления понимания архитектуры, но и для получения эмоциональных переживаний.

Хорошая архитектура всегда ошеломляет, заставляет сильнее биться сердце, от хорошей архитектуры - закладывает уши, кажется, что повышается давление, если этой эмоции нет, архитектура – не получилась (или не сложился с нею эмоциональный контакт). Можно разрыдаться перед церковью Покрова на Нерли, дух захватывает, когда подходишь к церкви Вознесения в Коломенском, теряешь дар речи при входе в римский Пантеон, наворачиваются слезы восторга, когда видишь кинокадры центра Петербурга с птичьего полета... Помните «… удушливой волной…», так бывает от архитектуры… Конечно, такие сильные эмоции не возникают часто. Но надо их искать…

В своих работах я пытаюсь передать волнение от удачного архитектурного решения таким образом, чтобы его испытал заказчик и каждый смотрящий на здание. И когда этот результат – контакт на эмоциональном уровне возникает, вот тогда, - это настоящий праздник, а когда заказчик смотрит на проект безразличным взглядом, это беда…Значит не зацепило.

Перед архитекторами стоят разные задачи. Для кого-то абсолютно необходимо эпатировать публику, для кого-то важен принцип новизны. Двадцатый век начался с эпатажа и крика о том, что необходима новизна, новизна была возведена в степень искусства. И до сих пор во многих видах искусства этот принцип стоит во главе угла. Мне всегда казалось, что принцип новизны – это пиар-акция. Известно, что Энди Уорхол, продавая свои работы, собирал антиквариат, то есть продавая «новизну», покупал «вечность», - красоту, которая не подвержена моде.

Это совсем не значит, что все художники, исповедующие современное искусство, работающие в нем, люди не искренние, - проходимцы. Нет. Есть проходимцы и среди людей, занимающихся классикой. У них это маска. У одних – одна, у других – другая. Перед ними – выбор: «Чем будем заниматься, что на сегодня модно?» Это чистый бизнес. Сегодня больше платят за «классику», будем делать «классику». Как правило, эти люди ничего не понимают ни в классике, ни в современном искусстве. И этим набито современное Подмосковье, да и в Москве достаточно. Хочется не смотреть по сторонам, чтобы не видеть этого ужаса. Тоже самое и в живописи и скульптуре. От чего это? Это от падения общей культуры. Не у кого учиться, некому учить. Победил цинизм и жажда денег.

Для меня классика в искусстве была и остается единственным языком, на котором я говорю и хотел бы видеть гармонию вокруг меня. Я с этим чувством рожден. Я никогда не гнался за «новизной», это было трудно выразить, но мой эскиз для фасадов Комплекса Международных банков был продиктован желанием сделать трехчастное арочное построение как у Колизея, высотные части были даже надстроены на один этаж, чтобы улучшить пропорции. А то, что наша промышленность не смогла сделать арки, это не важно. Строй сохранился.

Каковы перспективы развития архитектуры в России? Какие из новых тенденций Вы бы выделили как наиболее органичные для российских реалий?

- Наиболее распространенная тенденция – строить молниеносно, максимально дешево и из самых плохих строительных материалов, каждый раз выдавая плохое за хорошее.

Чем архитектура Москвы отличается от архитектуры других городов России?

- Кроме Санкт-Петербурга нигде не бываю, сказать ничего не могу. Нет экономики и заказчиков в стране, которые могли бы и хотели предложить финансировать что-то серьезное. Нет здоровых амбиций. Архитектура развивается тогда, когда у государства и ее населения, у ее элиты - есть серьезные амбиции. «Догнать и перегнать» - эта мысль была у Петра и Екатерины, поэтому они и получили титул Великих. Можно вспомнить в связи с этим некоторые высказывания Екатерины II : «Вы знаете, что страсть строить у нас свирепствует более, чем когда-либо, и никакое землетрясение не разрушило столько зданий, сколько мы воздвигаем» или еще «Строю, буду строить и буду побуждать всех остальных строить, буду поддерживать науки…» и, наконец, «Строительство – просто дьявольщина; оно пожирает деньги, чем больше строишь, тем больше хочется; это прямо болезнь какая-то… или своего рода мания».

Нет амбиций, нет «страсти строить», именно страсти, как в Китае, там строительство «свирепствует» - с 1990 года за двадцать лет построено больше небоскребов, чем где-либо в мире! Вот это экономика, вот это амбиции!

Удивляет то, что наши олигархи не строят коммерческих, административных центров и гостиниц имени себя, подобных «Рокфеллер-центру», это бы их имена обессмертило. Представляете небоскребы - «Прохоров - Центр», «Абрамович - Тауэр» или «Путин - Билдинг»! Очень хотел бы сделать подобный небоскреб в историческом стиле. У меня есть два эскизных проекта подобных небоскребов на развилке Ленинградского и Волоколамского шоссе на месте современного «Гидропроекта» высотой около четырехсот метров с двумя гигантскими – более ста метров высотой триумфальными арками, что соответствовало бы образу въезда в столицу. Градостроительно – это было бы значимо и фантастически красиво.

Как известно, уникальная и масштабная композиция компании «АрхиКамень», удостоенная приза «За лучшее представление компании» на 16-ой международной строительной и интерьерной выставке MOSBUILD 2010 была выполнена по Вашему оригинальному проекту и по праву стала одним из наиболее ярких символов прошедшего мероприятия. Что Вас вдохновило на создание этого уникального для выставочного формата проекта?

- Меня вдохновил на эту работу Алексей Евгеньевич Марусов. Его желание сделать что-то выдающееся и вложить в этот временный павильон серьезные деньги. Я его убедил в том, что такой знаменитой фирме как «АрхиКамень» уже нельзя делать детали, нарисованные кое-как и абы кем. Что главной задачей фирмы должно стать – «Делать памятники архитектуры каждый раз!» - это амбициозная задача.

Как Вы считаете, насколько жизненной может быть идея привлечения профессионалов Вашего уровня для создания выставочных стендов, ведь время «жизни» экспозиции ограничено всего лишь несколькими днями выставки.

- Все зависит от задачи. Можно набрать каких-то кусков из только что выполненного объекта, и этим обойтись, а можно вложиться как сделал «АрхиКамень» и получить шедевр. Мы сделали эту работу почти в подарок, гонорар, конечно, был, но он был условным - по трудозатратам. Трудоемкость чертежной работы по нашему павильону была невероятной. Только наш опыт и понимание технологии производства, а также представление о поставленных перед нами художественных задачах, позволили успеть все чертежи выпустить вовремя. Скульпторы, лепщики-модельщики могут рассказать о том, как мы работали совместно, чтобы получить необходимую пластику деталей. Не говорю о производстве, это был чудовищно сложный объект, да еще с невероятной быстротой должен был быть выполнен. Так что намучились все, но и получили удовольствие. В спешке напутали с монтажом деталей на капители, но в свете победы и успеха, эти недочеты меркнут. Считать, что эта работа могла рассматриваться как реклама, можно, но, сегодня, правильнее было бы получить за подобную работу соответствующий творческому вкладу гонорар. А это большие деньги, врядли кто-то захочет платить за бумагу. А за маленькие деньги – метры делать не захотят. В общем, нам обоим повезло – «АрхиКамню» и мне. Мы нашли друг друга.

Над какими архитектурными проектами Вы работаете сейчас?

- Сейчас работаем над эскизами фасадов жилого дома в Щетининском переулке, эскизами фасада для апартаментов на Верхней Масловке, делаем рабочую документацию по деталям фасадов нескольких загородных особняков и др.

Каковы Ваши творческие планы?

- Планов много: во-первых, закончить с успехом начатое, во-вторых, сделать проект высотного дома, сделать несколько особняков, которые в портфеле, хотелось бы вернуться к преподаванию архитектуры, я год возглавлял кафедру архитектуры в Академии живописи, ваяния и зодчества Глазунова, и кое-что еще, но это - личное. Спасибо.


Обратный
звонок
Яндекс.Метрика